Nash Albert In “ROLLING STONE” Russia

RS встретился с Нэшем, экс-фронтменом московской команды Blast, чтобы поговорить о его новом сольном проекте Nash Albert и дебютном альбоме «Rude Beggar», а также узнать, чем еще он занят после ухода из группы.

В какой момент пришло решение начать сольную карьеру, оставив легендарную группу Blast?

Группа — это участь молодых ребят. Когда коллектив добивается большого успеха, потом вынужденно приходится быть вместе, чтобы дальше работать и зарабатывать. А дальше все то расходятся, то сходятся. У нас, конечно, был какой-то успех, но он всегда был локальный, если честно. А потом уже и жизнь вмешалась: кто-то женился, кто-то начал свой проект. Я почувствовал спад, что это уже не фан, а нагрузка лишняя для всех и для меня самого тоже.

Насколько далеко отстоит музыка Nash Albert и сольный проект по своему формату и звучанию от того, что делала группа Blast?

Дело в том, что когда создавалась группа Blast — было другое время. Мы начинали в 90-х, когда был мощнейший взрыв британской музыкальной волны. Плюс на это наложилось новое свободолюбивое настроение самой Москвы. Потрясающая, прямо электрическая атмосфера была в городе. Феноменальные времена, куча иностранцев, все полны надежд. Свобода, бесшабашность. Плюс я только что вернулся из Штатов, где прожил пять лет и переиграл в куче групп. И все это в той нашей музыке, конечно же, отражалось. Потом были нулевые, со своей уже энергетикой и другим зарядом. И песни поменялись тоже. Ведь на творчество буквально все влияет. То, что вокруг происходит, те исполнители, которых слушаешь, настроение твое. Один участник группы на одних песнях вырос, ты — на других. В результате этого микса Blast всегда звучал свежо и часто для многих непривычно. Но, тем не менее, на какие-то рельсы мы все-таки встали, потому что если играешь в группе долго, то волей-неволей появляются некие творческие рамки. И в какой-то момент хочется вырваться за их пределы.

Кто-то из прежнего состава музыкантов принимает участие в Nash Albert?

Нет, все люди новые. Дело в том, что отношения со старым коллективом постепенно накалялись, взаимодействовать было уже трудно. Все как-то само собой произошло, и появились новые музыканты старой закалки еще — те, кто действительно хорошо играть умеет, из блюзово-роковой тусовки. Начали с чистого листа, пошла новая музыка, более зрелая и спокойная. Сейчас общаемся с несколькими коллективами в Англии, с кем можно вместе в тур поехать и там, и по Европе. У них есть уже аудитория своя сложившаяся. Иногда надо отпустить ситуацию и дать возможность ей самой вывести тебя в нужное русло. Мое внутреннее ощущение, что где-то новый материал должен выстрелить — либо здесь, в России, либо у них. По-моему, в Англии уже не осталось клуба, где бы я не играл, и меня не знали. (Смеется.) Кроме этого, месяц назад я послал свой сольный альбом «Rude Beggar» в Америку на студию Syndicate Records, им он очень понравился. В апреле они сделают пробный релиз, а там дальше посмотрим, как оно пойдет.

А как родился этот альбом?

Я себя как-то поймал на том, что, по большому счету, меня цепляют просто клевые песни. И они могут быть совершенно из разных музыкальных жанров. Есть, конечно, группы типа Stone Roses, Happy Mondays и другие, которые играют в определенной жесткой стилистике, как мне кажется, и придерживаются ее во всем. А я хочу свободы. В новом альбоме больше всего мне нравится то, что, когда я его делал, я вообще не думал о стиле, а записывал, как чувствовал — в основном кружась вокруг живой гитары и простых риффов. Мне всегда казалось, что если песня хорошо звучит под одну гитару, значит, она родилась. Остальное все сверху накладывается на этот базис. Поэтому я сел и под гитару просто написал все девять треков, а потом уже мы этот материал оформляли без всяких рамок и клише. Сейчас появилось спокойствие, уверенность в некой правильности происходящего.

И конечно мне очень повезло с людьми, которые со мной работали. Во-первых, это Иэн Макнаб, потрясающий, совершенно гениальный музыкант, вокалист культового коллектива 90-х The Icicle Works, который гитарные партии и все бэки записал для меня. И во-вторых, человек, который с ним вместе делал два последних альбома, это Киарон Белл, он стал cопродюсером моего проекта. У нас не было рамок, все интуитивно делали. В общем, в студии было очень весело, как вы догадываетесь. (Смеется.)

И теперь радует, что многие известные английские музыканты, в том числе группы The Fall, Hurricane #1, прислали мне очень хорошие отзывы на этот альбом. Это особенно приятно, потому что в этой среде не принято лукавить.

В Москве тоже есть интересный для меня отклик. Боря Барабанов, например, который всегда критически относился к творчеству Blast, включил «Rude Beggar» в свою десятку лучших альбомов года.

А где простые граждане его могут послушать?

В iTunes. Это такой онлайн-магазин. (Смеется.) Можно даже купить!

Название альбома — «Rude Beggar» — на русский язык вы бы сами как перевели?

Когда альбом записывали в Ливерпуле, мы как-то раз пили кофе утром в кафе перед студией с моим другом и его супругой, они ко мне тогда в гости приехали. К нам подошел местный попрошайка и очень вежливо обратился: простите меня, пожалуйста, не будет ли у вас немного лишней мелочи. И жена моего приятеля с удивлением говорит нашему продюсеру: какие же здесь вежливые нищие! А он улыбнулся и очень по-английски ответил: ну, наверное, если ты будешь грубым попрошайкой — то много не заработаешь. (Смеется.) И как-то это выражение — rude beggar — грубый попрошайка — застряло у меня, как-то прикололо что ли, и стало в итоге названием альбома. А каждый, наверное, может увидеть свой смысл в этой фразе.

То есть жить сейчас приходится на две страны?

Ну да. Я часто летаю туда-сюда, последнее время особенно. Пока не знаю, как все дальше сложится.

А чем отличается клубная музыкальная сцена здесь и там на твой взгляд?

На Западе гигантская развитая культура музыки и звука, а у нас началось все это около двадцати лет назад, и в этом, конечно, причина отсутствия громких имен. Там все тянется с 60-х еще. Как у нас блатняк тебе сыграют в любом подъезде, так у них там с рок-н-роллом обстоят дела. Это уже на генетическом уровне. Все придет, только время нужно. И правильный вектор, задающий верное направление развития. У нас тоже есть свои самородки, ребята, которые потрясающую музыку пишут и отлично ее исполняют. Их не слышат, их никто не знает. Для нормального продвижения, нет системы поддержки этих талантов, индустрии развитой в этой сфере, инфраструктуры. К примеру, там группа начинает в клубе, со временем, набрав достаточное количество поклонников, переходит на уровень театров и потихоньку может дойти до стадиона. Это как спираль, понимаешь? А у нас ты можешь быть очень популярным в клубной среде — и проторчать там всю жизнь. Примеров бессчетно.

Но лично я очень люблю клубную сцену Москвы. Она очень честная. Очень люблю клуб «Кризис жанра», с которым я связан очень давно и тесно. Мне всегда нравилось, что каждый месяц мы обязательно привозили туда какую-нибудь интересную молодую группу из Британии. В результате постепенно место обрело свое неповторимое лицо. «Кризис жанра» — это визитная карточка альтернативной музыкальной сцены Москвы. Здесь бывали Ноэль Галлахер, The Charlatans, Strokes выступали. И многие другие артисты, может, чуть менее известные в России. Очень скоро мы опять хотим возродить эту добрую традицию. Многие интересные музыканты очень хотят выступить в Москве. Я сам два раза в месяц с превеликим удовольствием играю в «Кризисе». Приятно, что люди приходят послушать, пусть их 200 или 250 человек, но это благодарная публика.

А согласитесь с нашими поп-артистами выйти на одну сцену?

Если прет тебя — играешь, не прет — не играешь. Я это делаю не потому, что это кому-то надо, я играю, потому что я музыкант. Мне все равно с кем выходить на сцену, честно говоря. (Смеется.) Я люблю выступать, люблю играть для людей.

Nash Albert
Альбом «Rude Beggar» можно приобрести в iTunes и Яндекс.Музыка.